You are viewing sur_noname

Tired of ads? Upgrade to paid account and never see ads again!
тема: С милым рай и в шалаше
локация: Консульство
слова: лук, канонада, лошадь, смерть, хохот
музыка: https://www.youtube.com/watch?v=nGW8Lazguis 
Constantine 2014 Main Theme


Из окна консульства он видит, как на улицах Бунда, забитых трупами людей и лошадей, разбитыми бронеавтомобилями и сошедшими с рельсов трамваями, одни желтолицые узкоглазые люди убивают других – узколицых и желтоглазых. Хаки против черных пижам, кепи против головных повязок, винтовки «арисака» против дешевых револьверов, украшенных пятиконечной звездой, и автоматов Томпсона.
Временами на одном из кораблей, стоящих под парами на рейде, рявкает орудие, и в жилых кварталах расцветает лепестками битого кирпича черный цветок, который пахнет пироксилином и смертью. Набережные Хуанпу выметены шрапнелью до щербин в мраморе и бетоне; в щербинах сохнет кровь – как ни странно, обычная, красная. Старые хозяева, уходя прочь от войны, напоминают узкожелтым глазолицым муравьям, что вернутся, когда тем надоест убивать друг друга. Река несет мертвые тела, и подтянутые офицеры лениво бросают в них с палуб крейсеров и эсминцев окурки дорогих сигарет.
В международном сеттльменте все еще цветет вишня; оркестры в барах играют фокстрот; из салонов вырывается жеманный дамский хохоток; стрекочут синематографические аппараты, крутя «Горбуна из Нотр-Дама»; по бульварам прогуливаются испуганные близкой канонадой пары. Леди нервически крутят в изящных пальчиках ручки шелковых зонтов, и над их головами плывут разноцветные карпы, бабочки и цветы. Джентльмены крепче стискивают рукоятки маленьких автоматических пистолетов в карманах стильных американских пиджаков.
В его руках такой же маленький автоматический пистолет, украденный из платяного шкафа в спальне родителей. Пистолет нравится ему гораздо больше игрушечного лука, подаренного на Рождество. Он целится в человечков внизу и шепотом кричит: бах! бах! – радуясь, когда кто-то падает. Совсем рядом сыны Хризантемы сходятся в клинче с армией старого Чана; не за горами долгие годы в лагере Лунхуа; но сейчас ему только семь, и весь мир может гореть в желтом костре одуванчикового лета, потому что именно так он всю жизнь и представлял себе рай.
тема: Он под деревом сидит
локация: Орбитальная станция
слова: лукошко, семечки, подосиновик, рыжий, доктор
музыка: https://www.youtube.com/watch?v=UoMX-w1rQlU
Ария - Палач


Когда мертвецы перестают заглядывать в панорамные окна, он гасит свет на прогулочной палубе, отпускает прочь воронов и волков и остается наедине с безмолвным хороводом звезд. Он ищет среди звезд вспышку факела оттормаживающегося корабля, но видит лишь мрак: никто не спешит на помощь. Никто не придет, думает он; мысль эта давно не приносит с собой паники.
Где-то в глубине станции, в зоне невесомости у самой оси огромного вращающегося барабана, слышатся глухие удары: в лазарете бьется о стены спятивший доктор, ломая себе кости и разбиваясь в кровь.
Доктор не чувствует боли; отскакивая от стены, он лишь удивленно смаргивает кровь, заливающую лисье лицо; алые бусины кружатся вокруг его кувыркающегося в воздухе тела. Вместе они образуют сложную кинетическую модель планетной системы; доктор – центр ее масс; его рыжая шевелюра похожа на сошедшее с ума солнце. Алых капель все больше; когда-нибудь их число перестанет расти, доктор замрет посреди медотсека бледной обескровленной куклой, и его можно будет отправить наружу, к остальным мертвецам.
В оранжерейном куполе он садится, прислоняясь спиной к шершавому стволу. По высоким сводам разбросал ветви миниатюрный Иггдрасиль. В источник у корней он опускает изъятые из глазниц фасеточные фотоумножители: охладить – слишком греются от попыток разглядеть спасение в бездне, полной звезд. Потом, погруженный во тьму, он слушает, как бьется взаперти доктор, и гадает, который из кораблей успеет первым: Нагльфар или Скидбландир?
Ежи и сороки, рожденные конвертером станции, тащат к его ногам синтетические подосиновики и протеиновые имитации подсолнухов, черные от ненастоящих семян. Лукошко полнится дарами, и он раздает их, не глядя, белкам и крошечным розовым уродцам о двух руках и паре ног, что карабкаются к нему на колени, наперебой называя отцом.
Снаружи, среди осколков радужного моста, на краю лишенной звезд прорвы Гинунгагапа, мертвые боги устраивают гонки на восьмицилиндровых транспортерах «слейпнир», коротая оставшуюся им вечность.
Тема: на самом деле
Локация: ну это самое
Слова: короче, как бы, типа, ваще, угарно
Музыка: Бьянка - А чё чё
- Короче, трэш, типа, ну и содомия, как бы, - после кутежа поручику изрядно изменил акцент потомственного вежливого человека. Атмосфера бала, собравшего высший свет Хайриджа, если не всего Найроби, диктовала, однако, неукоснительно пользоваться благородным наречием, - раскурочили их адово, например. Тащемта, две диких уймищи жмуров.
- Ваще угарно, - закачались белоснежные кивера, распространяя тонкие ароматы «Шипр Семки» и «Кёльнская Гоп». Большинство офицеров уже изведали пороху, однако судя по безусым лицам, жарчайшие баталии кенийской экспедиции их миновали по причине юного возраста. Как и самому Семецкому, им оставалось только восторгаться отчаянными попытками аборигенов удержаться против превосходящей мощи гиперборейского оружия: уважать чужую доблесть будущих военных обучали сызмальства.
Дамы тихонько млели в сторонке, обмахиваясь веерами с нарочито стилизованными под похабные картинки узорами, общаясь по-простому, на суахусском. Их восхищали виды с террасы, величавый конус Кирилла Мадьярова, которому лишь недавно вернули исконное имя, а также диковинные гости губернского города.
Посреди зала особняком держалась горстка чу-ханьцев из Кидайского края. Длинные косы и строгие пижамы, безукоризненно вписывались в золотистую гамму бального зала. Прямые цзяни не слишком отличались от уставных палашей молодых офицеров; старики, разумеется, предпочитали шашки, хотя против масайских щитов легкие клинки показали себя неважно.
- Ну, эцсамое, - раскатился над залом голос губернатора, и все взгляды обратились на статную сухопарую фигуру в монокле. Вскинув кулак с оттопыренными указательным и мизинцем, губернатор хлестко боднул воздух: - Как бодрость духа?!
Зал восторженно загомонил, все устремились к возвышению. Поручик Семецкий не успел оглядеться, как задел локтем одного из чу-ханьцев.
- Разборка, разборка… - доносилось отовсюду. Решить вопрос прямо на глазах общества соответствовало традициям Гипербореи.
Юрий Семецкий взглянул в темные глаза кидаезы и выхватил палаш…
тема - лучики радости
локация - территория тьмы
слова - утопить, сжечь, мор, глад, жабы
музыка - Samsas Traum - Niemand, niemand anderem als dir
http://music.yandex.ru/album/1309635/track/12072174


Здесь круглый год стоит солнце – неподвижно, непоколебимо. Что такое звезды, спрашивают матерей детишки, какие они, зачем они нужны? Нет ответа: их родителей выращивали под таким же солнцем – вряд ли этим же, эксплуатационный срок не так уж значителен, - и звезды их детства точно так же тонули в мертвенном голубоватом сиянии.
Эмиль мчится из респектабельного квартала, а облава замыкает кольцо. Фараоны топочут, воют псы, развеваются над кварталом знамена тревоги и защиты. Эмиль несет вещь страшнее мора, мучительней глада. Могут утопить в канале, а то и сжечь при всем честном народе. Могут колесовать. Могут запечь в медной жабе – одной из дюжины жаб на площади Вечности.
Сквозь парусину свертка ноша начинает печь в пальцы, ноги немеют и заплетаются. По левую сторону остается казино «Зеркало Герды», сверкающее огнями, хромом и серебром, по правую видны тесные устья проулков Старого Города. Эмиль стремится туда.
Первая пуля попадает ему в бедро – и остается только свалиться, запнувшись о внезапную боль, тяжесть, неуклюжесть. Вторая проходит выше, чем надо, всего лишь оторвав пол-уха. Он хватается за голову – и понимает, что выронил бесценный груз.
Сзади набегают копы, несутся роттифы, разинув клыкастые пасти и капая слюнями, и кто-то целится, целится…
Эмиль смотрит в желанную тень – и видит Ее. Корона потускнела и запылилась, да и надета набекрень, кое-как. Мантия изодрана в клочья. Где пора славы Ее? Где беспредельные сады Ее? Кто помнит о Ней в городе под восемью неподвижными солнцами, полном потаенной, не замечаемой тьмы?
- Я… - хрипит Эмиль, прежде чем новая пуля пробивает насквозь его грудь – и глупое раненое сердце.
Возле тела, в луже крови, сверкают вывалившиеся из ткани осколки, которые так жаждет вернуть Президент Кай. Осколки, из которых некогда сложил он «Порядок».
Осколки, которые сверкают под лучами искусственного солнца – и жгучие зайчики скользят по стенам Города, плавя и сжигая неживую красоту.
А высоко наверху, на самой поверхности, бушуют метели ядерной зимы.
Тема: метаморфозы
Локация: под дубом
Слова: зуб, клевать, носки, заусенец, блин


Посылаю тебе, Ева, эти пластинки: Mogwai, SQÜRL, Russian Circles и, конечно, White Stripes.
Что там в мире зомби? Все тревожно?
Я лежу в своем гробу, сдох трансформатор, света нету. Нету счастья, нету сердца, нету жизни. Ничего тут нет вообще. Это же Москва.
Даже муравьи и пауки молчат. Я их всех съел.
Лучше всего спится под крышкой из мореного дуба. От сосновых просыпаешься среди дня перечитать Бунина, от ольховых пальцы в заусенцах. Самая твердая древесина у Argania spinosa, ты знала? Прочитал в интернете, пока роутер не пророс поганками. Их повадились клевать нетопыри. Теперь мне не с кем поговорить.
Я бы упоролся, но на O negative резко взлетели цены. Узнал вчера ночью, когда, надев солнечные очки и перчатки, сходил в мир зомби.
Я часто вспоминаю нас, Ева. На наших ладонях не таял снег, вившийся над прусскими развалинами. Наши щеки не мог согреть азовский бриз на лестнице, засыпанной зеленым грецким орехом. В твоих зрачках мнился танец ионов Теслы. Мы казались довольно счастливыми.
Но веретена наших судеб видно споткнулись, нити перепутались, и вот паутина получилась какая-то адская и угребай-звиздей.
Жизнь, как и встарь, скалит зубы, а я в ответ показываю клыки и шиплю, как змея. Недавно злой карлик в колпачке вылез из заваленного книжками камина, стал развешивать полосатые носки. В каждом по гранате ф-1. В его крови оказалось очень много амфетамина, поэтому теперь мне плохо спится даже под мореным дубом.
Я просыпаюсь от странного постукивания в левой стороне груди. Думаю, Ева, дело в тебе.
Солнце похоже на масляный блин с улыбкой-смайликом из черной икры. Наверное. Я не помню.
В последнее время меня тянет выйти и посмотреть.
Я буду полыхать как чучело масленицы, а вокруг дети будут играть в снежки и кататься на санках. Как-то дофига радостно, да?
Лучше уж закажу пулю из Argania spinosa. Вот только расчищу роутер от поганок.

Эстафета 57 (а): Pleasure to Burn

тема - бетховен (собака)
локация - зеркальная действительность
слова - месиво, чупакабра, похлюпать, веретенщица, затерханный
музыка - ELO "Mr Blue Sky"


Меня в шутку зовут Бет-хо или Бот-хи. Бет-бит-бот. Все из-за звука, с каким сервоприводы выводят инъектор. Бот-хи-хи. Просветление. Пробуждение.
Игра слов, понимаете? Ненавижу блядские слова.
У меня восемь стальных ног. Ступаю бесшумно на мягких резиновых лапах. Я никогда не сплю. Я мертв.
Привет, давай дружить! Любишь стихи про любовь? Посмотрим, как весело они горят.
Мальчик с сиреневыми мечтами и затерханным томиком Ремаркеса, мама не говорила, что много читать вредно?
Переживаешь за Робби и Пат? Вытри слезки. 5 кубиков прокаина научат тебя улыбаться во сне.
Девочка-веретенщица с быстрыми спицами и бумажным сердечком, мама не учила, что мечтать вредно?
Стариковского марлина обглодали акулы? Сжечь. Дон Румата вскрылся? Сжечь. Хэнк запутался в бабах? Сжечь. Дом Буэндия затопило? Сжечь. Золотой Храм что? Верно, детка, он сгорел.
И больше никаких гребаных спойлеров.
Помните, как у Боуи? Скучное немое кино. Моряки дерутся в танцевальном зале. Купер остался в Вигваме. Пожарные жгут. Скотт Пилигрим мертв. Вокруг фрик-шоу. Рэй все угадал.
И да, кстати, что там насчет жизни на Марсе?
Мы отучим вас мечтать, маленькие негодяи.
Малдера зафигарила чупакабра, эвоков сожгли с орбиты, Леннон с Пушкиным словили пули, Незнайка остался на Луне, закись азота вся вышла. Даже вместо карамельного маккиато - бурое месиво из кофе-машины.
Похлюпали носиками, дети? Алкалоид опия приветствует вас: бот-хи-хи! Ромашки маршируют строем. Улиточки поют песню про Мистера Синее Небо.
Я медно-бронзовая пчела, которая выпьет ваш страх и безумие. Это будет приятно.
На рылах респираторов друзей-пожарных играют блики пламени, в линзах газмасок отражается свет. Они могут ошибаться, всего-навсего люди. Я - никогда. Мы с Мистером Небо приглядим и за ними.
Помните, как тот монах и его учитель:
- Обладает ли собака Природой Будды?
- У!
Я отвечу еще короче. Десятисантиметровой морфиновой иглой. Это уже попробовали котенок, цыпленок и мышка. Осталось и для тебя.
И пусть мир горит.
«Карповские пьесы – автор ли я?»
Пламя истерически дернулось и умерло. Костер ему не дался. Афиша пропала в темноте.
Черт. Неужели Карпов будет говорить об этом на своей лекции?
Внезапно - и устойчиво - запахло потными ногами.
Пандан. Откуда он в лесах оджибуэев? В межконт-такси всегда пахло «ногами», хотя он знал, что водилы-панды пользуют освежители из веерного растения.
Мда. Такси. Вот и езди потом по континентам.
Тринадцать.
Ровно столько «его» приехало в разные концы планеты.
Одновременно.
Штерн узнал о конфузии случайно, выловив свое имя в плетенке новостей.
В зале прилета его ждали копы.
Он сумел улизнуть.
Дом, куда Штерн пришел по инерции, был уже чужим. Дамский, с пошлыми цветовыми контрастами.
И владелица была слишком аляпистой, с ее биотигром, футболкой с надписью на дынной груди: «Не вздумай мне перчить!», и горящими глазами.
Она тарахтела, поясняя, зачем купила его участок - о локальной газете, флагмане новостей, в которой она нашла анонс о продаже, о каком-то векселе, о чем-то еще неважном. Когда она набирала воздуху, дыни раздвигались, показывая лишнюю букву «е» в слове «перчить», что придавало фразе новый смысл.
Тигр лизал его шею, дыша гнилым мясом.
Что-то не вязалось со всем этим – ни с лекцией Карпова о себе, ни с тигром, ни с запахом пандана, ни с тринадцатью Штернами...
Он замер.
Цифра, священная для...
Угольники.
И Карпов.
Ну конечно же.
Как он сразу не допер?
Но было поздно. Из тигра уже лез морской окунь, из огромной пасти которого на внезапно оголившуюся девку сыпались угольники, мерзкие, воняющие панданом.
Краем глаза Штерн заметил нелепого слона на ходульно-суставчатых ногах.
Бред. Карпов. Бред.
- Кааарпооов! – Закричал Штерн.
Угольники суетливо прокалывали его бренную оболочку.

- ...то есть каждому, кто изучал мое творчество конца позапрошлого века, должно быть ясно, что никто другой, кроме меня, не мог написать эти пьесы!
Карпов обвел взглядом застывшую в благоговении толпу.
Он незаметно подоткнул вовнутрь острый угол, выпирающий сквозь кожу в районе кадыка.

Дурацкое земное тело.
Тема: поиск
Локация: гараж
Слова: веснушки, кактус, дырка, папироса, мотылёк
Музыка: https://www.youtube.com/watch?v=jKolJFvqniQ


Томек старательно отсчитывает прыжки, не глядя по сторонам. Весенним хороводом вертится город, сквозь который проступают полустертые картины других мест и других времен. Стоит прыгнуть не так – и уведет туда, откуда нипочем не поспеть к ужину. Даже к тому ужину, что наступит, когда кто-нибудь заново изобретет само понятие ужина, понимаете?
Томек скачет, веснушки бледнеют на курносом носу, брызжущем славной капелью, жесткие волосенки торчат… Премилый подпрыгивающий кактус в джинсах спешит через двор, который уже давно не двор.
Сто сорок первый прыжок приводит его в бистро, где как раз рассиживаются замечательные люди, Томек уже почти останавливается, когда замечает, что тени людей почему-то собрались на потолке, сгрудились вместе и нервно подрагивают, напоминая осьминога или медузу.
Двести четырнадцатый прыжок проносит Томека мимо падающего самолета, и долю секунды он смотрит в расширившиеся глаза ребенка, который отчаянно пытается вырваться из ремней безопасности, не замечая, как сквозь кожу проступают загадочные письмена смерти.
Лишь шестисотый прыжок – день миновал, сумерки давно окутали дорогу, по которой несется Томек, благородным синим полумраком, - выводит его к искомому.
Это не дворец, не скальный город, не орбитальная станция и не крепость последних атлантов. Это жестяной гараж, в левой стенке дырка аккурат подходящего размера, изнутри доносится зловещее урчание и тянет дымом от вечной папиросы.
Томек угрем скользит в дырку и оказывается в гараже. Даже здесь пахнет по углам горьким дымом от разорвавшихся снарядов, даже здесь картинки, которые они собирали в тысяче Мест, обуглены по краям.
Посреди гаража стоит механический мотылёк, он ласково щерит зазубренный хоботок, попыхивая папиросой.
- Что ищем сегодня? – лениво спрашивает мотылёк, которому и в гараже неплохо. Томек закатывает рукав и протягивает предплечье к хоботку.
- Тайку, Милу и Егора, - говорит он твердо. Мотылёк насмешливо смотрит, не шелохнувшись, и тогда Томек спохватывается:
- Только найди их живыми!

Т. Р.

Я произнесла речь комментарием, но мне посоветовали ее сделать постом, потому что глупо произносить речь в опустевшей комнате, где сквозняк из открытого окна катает по полу пустые банки от пива, и все давно разошлись.

Поэтому повторюсь. Кто уже видел, не читайте, не читайте!

1. Так как я была здесь впервые, скажу очевидное - интересный конкурс, отличная тусовка. И, учитывая, как нас было мало в сравнении с грелкой и колфаном (например) - вполне впечатляющая активность в комментах, отметилось куда больше половины.

2. Мне очень понравилось писать мой рассказ и экспериментировать с разными формами и качествами текста, была рада получить этот повод. А то ну правда - не все же просыпаются утром и такие "а вот напишу-ка я этакое экспериментальное". Тема была отличная, волнующая )
Кому понравилось - я рада, кому нет - извините, я понимаю, что немного недотянула, отвлеклась.

3. Вот определяют сюрреализм как абсурдную, "сонную" нашлепку на реальность, да же? Помогаю вчера своей немецкой подруге освежить резюме - решил человек выйти на работу. Печатаю, где и под какими профессорами гистологический лаборант Кэтрин работала в Германии. И тут она и говорит: - -- Вот с этим профессором мы совсем недолго поработали. Он покончил с собой, бедняга. Приходим утром на работу - а у больницы пожарные машины, шум, полиция... Он, - говорит Кэтрин, - получал внушительные суммы от частных клиник, куда направлял пациенток с им же продиагностированным раком груди. Он был светилом и его диагноз никто не перепроверял, а жадный был - ужас. И вот он несколько лет диагностировал рак и прогонял через химию тех, у кого рака не было. Включая любовницу начальника полиции, у которой была совершенно ужасная реакция на химию и она вообще чуть не умерла. А однажды ночью он совершил самоубийство. Замотался в ковер, разбил бутыль спирта, облился и поджег себя. Ужасная смерть, - сказала Кэтрин. - И странно так - руки-то у него внутри ковра были. Но если начальник полиции сказал - самоубийство, то...
Скажете, не сюр? А я его вот так понимаю )))

Всем спасибо!
Оля
Наш пьедестал:

1-e место - 'О холодном мерцании бывшего разума и о любви' (U shall not guess) - 68 баллов
2-е место - 'Неотложная' (babaka) - 49 баллов
3-е место - 'Тот, чья совесть нечиста' (ushusv) - 43 балла
4-е место - 'Катя и мужики' (iisus) - 31 балл



Всем сновидцам спасибо за участие и прекрасные рассказы, поздравляем победителей, с триумфатора - тронная речь!

Latest Month

May 2015
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow